Тихон ХОБОТОВ

ВОСКРЫСНЫЙ КРЫССВОРД

Как-то вечером Крыса подпольная
губки яркой помадой накрЫсила
и, обувшись в крЫссовки спортивныя,
сразу стала крЫсавицей писаной!

Вот уселась она и крЫсуется,
наблюдая за крЫсками вечера
и крЫснея от ушек до хвостика,
в гости ждет не дождется крЫсавчика.

Долго тянется время воскрЫсное,
и крЫсотка задумчиво думает:
“Хоть бы крЫсноармеец пожаловал
с крЫстовиной сугубо военною.
НаскрЫсти мы смогли бы достаточно
сытной пищи в домашних окрЫстностях,
а затем предались б крЫсноречию
о прекрЫсном искусстве художников. “

Только вместо крЫсавца пожаловал
вдруг крЫстьянин нежданно-негаданно,
а лицо у него крЫснолицее –
не крЫснуха ли это заразная?
Как сумел он подкрЫсться на цыпочках?
Надо что-то укрЫсть на прощание!
И, схватив пару соли крЫсталликов,
быстро юркнула Крыса в убежище.

Там уселась она в крЫсло мягкое
и, скрЫстив свои лапки мохнатыя,
сей крЫссворд стала молча разгадывать,
что под рубрикой

Трамвай, 1995, №2-3, подпись: “Тихонъ ХОБОТОВЪ” (дата шуточная; это современное стихотворение).

ПРО ТИГРА ИВАНОВА

Среди воспитанных животных –
свиней, верблюдов и слонов –
жил за решеткой беззаботно
усатый тигр Иванов.

На вид суров,
душою нежен,
под звуки марша не спеша
он появлялся на манеже –
известный тигр Иванов!

И, выгибая стан упругий,
на радость шумной детворе
рискованные делал трюки
способный тигр Иванов.

И славы редкие моменты
он регулярно ощущал:
весьма любил аплодисменты
довольный тигр Иванов.

Но, возвращаясь за кулисы
и в клетке отходя ко сну,
казался маленьким и лысым
усталый тигр Иванов.

Во сне родные видел джунгли,
решетки чувствовал металл…
И про тигрицу Иванову
со страшной силой
вспоминал.

СВИНЬЯ В ПОЛЫНЬЕ

Шла весной по льду свинья.
Ей попалась полынья.

Плюх. Торчит из полыньи
только хвостик от свиньи.

Мы скорее к полынье,
мы помочь хотим свинье.

Сами – чуть не в полынью,
но спасли-таки свинью.

Недовольны мы свиньей:
разве шутят с полыньей?

Вспоминайте о свинье,
чтоб не плавать в полынье!

Похожие записи