Сообщение об ошибке

Александру Башлачеву

Когда простреленный навылет казак
оставлял скакуна
В пылу на камень налетела коса
разгул унять.
Когда мирянам не хватало слюны
проглотить соль молитв
Твой русый голос в хохот ерни Луны
стал темней смолы.
В тот год цыганы не гасили костры
торопились на юг.
Ножи весною оказались остры
проклюнул нюх.
Не удержала в черном теле узда
сумасбродную голь.
В тот год без волокит младенца уста
запечатал кольт.
Пропетый висельник скользил каланчей
по широкой реке.
Округи щерились ордой-саранчей
по грудь в грехе.
Земля бессильной самкой слез запаслась,
заскулила от ран.
Певец упрятал вычет в омуты глаз,
прошагал в Иран.
Ша, дотошный юноша
В пир историй
Кто чего стоит, –
Спрашивай у могил.
Нестор резвый,
Озаглавь срез вый, –
Зрячему помоги.
Где мордует осень,
Бились грудью оземь.
В кровь разбили лица
Думой примириться.
Тешились Колочей
Вытек глаз Кирочей.
Где снега раздеты,
В голос воют дети.
Лапти износили
В поисках России.
Душу в клочья рвали,
Выродились в тварей.
Край, где правит ноготь,
Светлым одиноко
Не расправить плечи,
Нерв трубою лечат.
Я и сам помечен
Одичалым смерчем.
В сочных травах, Ольга,
Кто нам крикнул: Горько!
Не смог обрезать уши в пепельный звон
горемыка
Юнец.
Тягучим дегтем поженил голос свой,
сгрыз губ
пунец.
Где чрево матери вспорол таган свай,
копоть смыла
слеза.
Там степью утренней хозяина звал
сирота-рысак.
День промозглый выспался,
Как тонул в любви босяк
Краем стола лоб рассечен.
Не согреешь голого,
Пальцы стынут оловом
Снял с бедолаг пробу сечень.

(Прочитано 1 раз, 1 просмотров сегодня)



Похожие записи